Category: литература

7

ОДИН ВОПРОС (ультрашортрид)

Только один, да...

About This Website
SITE.UA
Я Вам задам только один вопрос. Только один. Что это за книга? О чем она? Кто ее автор? Откуда Вы ее выписали? Что в ней говорится? Какие в ней мысли?.. (с) Михаила Себасть...
7

(no subject)

TWIMC
"Величний Світанок Майбутнього" отправился всем заказчикам. Если через несколько дней не придёт посылка - сигнализируйте!
7

Я знаю точно, невозможно возможно

Итак, перед вами единственная и уникальная (вру, вторая и улучшенная) форма для заказа книги Алекса Хавра "Сказки Нового Времени, или что вам не говорили в школе, да вы и не спрашивали".

https://goo.gl/forms/kQIwCjEVwHqZ3EXM2

Старая форма (4-месячной давности) тоже действительна, но лучше засабмитить ещё раз. Даже если будут дубликаты, мы их обнаружим и будем верить наипоследнейшей по времени заявке.

Обложка на фотографии - временная. Будет новая, лучше и полезнее

Цена выяснится после подсчёта количества заявок (после превышения некого порога цена уменьшается).

И, естественно, благодарности.
Vasily Zezin за издание
Alexei Sinitsa, с чьей лёгкой ноги продукт отправился в путь
Sigrun Virg за вёрстку, корректуру и обложку
Michael Yatsko за то, что у книги будет другой вариант
И за всё хорошее

И всем-всем-всем, а также ввосемь-ввосемь-ввосемь

Шарьте, и да пребудет с вами!

Image may contain: Khavryuchenko Oleksiy, smiling, standing



4

МОЙ СЫН АНТИХРИСТ

МОЙ СЫН АНТИХРИСТ
(песня death metal группы "Страшный ужас")

(Раздаётся мерный и ужасающий рокот барабанов. Он длится минуту, но тут жутким визгом даёт о себе знать соло-гитара. Сразу же раздаётся душераздирающий крик солиста)

АААААААААА!
АААААААААА!
ЙААААААААА!
АААААААААА!
ЙААААААААА!

ЙААААААА – САТАНААААААА!!!

Collapse )
7

Это уже не похоже на совпадение

В городе висит набор социальной рекламы "МОВА - ДНК НАДІЇ"

В связи с этим у меня есть только один вопрос.
КТО ВЫПУСТИЛ ИДИОТОВ ИЗ ПАЛАТЫ?

Общество любителей стремительных домкратов, блин.

И обширная цитата...

"— А вы были на Кавказе?

— Через две недели поеду.

— А вы не боитесь, Ляпсус? Там же шакалы!

— Очень меня это пугает! Они же на Кавказе неядовитые! После этого ответа все насторожились.

— Скажите, Ляпсус, — спросил Персицкий, — какие, по-вашему, шакалы?

— Да знаю я, отстаньте!

— Ну, скажите, если знаете!

— Ну, такие... В форме змеи.

— Да, да, вы правы, как всегда. По-вашему, ведь седло дикой козы подается к столу вместе со стременами.

— Никогда я этого не говорил! — закричал Трубецкой.

— Вы не говорили. Вы писали. Мне Наперников говорил, что вы пытались ему всучить такие стишата в «Герасим и Муму», якобы из быта охотников. Скажите по совести, Ляпсус, почему вы

пишете о том, чего вы в жизни не видели и о чем не имеете ни малейшего представления? Почему у вас в стихотворении «Кантон» пеньюар — это бальное платье? Почему?!

— Вы — мещанин, — сказал Ляпис хвастливо.

— Почему в стихотворении «Скачки на приз Буденного» жокей у вас затягивает на лошади супонь и после этого садится на облучок? Вы видели когда-нибудь супонь?

— Видел.

— Ну, скажите, какая она?

— Оставьте меня в покое. Вы псих.

— А облучок видели? На скачках были?

— Не обязательно всюду быть, — кричал Ляпис, — Пушкин писал турецкие стихи и никогда не был в Турции.

— О, да, Эрзерум ведь находится в Тульской губернии. Ляпис не понял сарказма. Он горячо продолжал:

— Пушкин писал по материалам. Он прочел историю пугачевского бунта, а потом написал. А мне про скачки все рассказал Энтих.

После этой виртуозной защиты Персицкий потащил упирающегося Ляписа в соседнюю комнату. Зрители последовали за ними. Там на стене висела большая газетная вырезка, обведенная траурной каймой.

— Вы писали этот очерк в «Капитанском мостике»?

— Я писал.

— Это, кажется, ваш первый опыт в прозе? Поздравляю вас! «Волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным домкратом»... Ну, и удружили же вы «Капитанскому мостику». Мостик теперь долго вас не забудет, Ляпис!

— В чем дело?

— Дело в том, что... Вы знаете, что такое домкрат?

— Ну, конечно, знаю, оставьте меня в покое...

— Как вы себе представляете домкрат? Опишите своими словами.

— Такой... Падает, одним словом.

— Домкрат падает. Заметьте все. Домкрат стремительно падает. Подождите, Ляпсус, я вам сейчас принесу полтинник. Не пускайте его."
7

Книга Экклезиаста как цитатник из Книги Мертвых

Originally posted by shakko_kitsune at Книга Экклезиаста как цитатник из Книги Мертвых
Как-то неправильно у нас преподают Египет. Он в мозгах он встает особняком: вот был такой, длинный-длинный, и закончился. И ничего не осталось, кроме выветренных пирамид и мелких финтифлюшечек в музейных витринах. Культурной преемственности не ощущаем никакой.

Даже при чтении Библии. Не важно, что евреи в Египте несколько веков просидели: это просто сюжетообразующий элемент, никакого привкуса не видно. Могли и в Ливии просидеть, и в Эфиопии -- театральный задник мог быть любым. Даже шумеро-аккадская мифология культурному человеку как-то ближе. Во-первых,  потому что в отличие от египетской, о ней он вообще ничего не знает. И поэтому не пугается чуждой мертвечины (victorsolkin, прости). Во-вторых, потому что о активном влиянии "Эпоса о Гильгамеша" на историю о Ноевом потопе и т.п. культурный человек все-таки помнит. А Египет - всё; загерметизированный отсек подводной лодки. Прекрасный, элегантный, но совершенно чуждый.

Однако попалась мне случайно тут в руки книга доцента Минской духовной академии. Открываю наугад и читаю:
Отголосок монотеистической эпохи Эхнатона сохранился в 103 псалме, написанном под значительным влиянием «Большого гимна Атону» (стр. 17)

Я пришла в недоумение. Срочно открыла Псалтырь. А теперь и вы перечитайте начало этого псалма. Только вот с этими картинками:
Господи, Боже мой! Ты дивно велик, Ты облечен славою и величием;
Ты одеваешься светом, как ризою,
простираешь небеса, как шатер;
устрояешь над водами горние чертоги Твои,
делаешь облака Твоею колесницею, шествуешь на крыльях ветра.

Ты творишь ангелами Твоими духов, служителями Твоими — огонь пылающий.
Ты поставил землю на твердых основах: не поколеблется она во веки и веки.
Бездною, как одеянием, покрыл Ты ее, на горах стоят воды.

От прещения Твоего бегут они, от гласа грома Твоего быстро уходят;
восходят на горы, нисходят в долины, на место, которое Ты назначил для них.
Ты положил предел, которого не перейдут, и не возвратятся покрыть землю.

Это начало псалма. Дальше идут совсем другие детали: "дикие ослы утолят жажду свою; птички совьют гнёзда; Горы высокие – оленям, скала – убежище зайцам." Мне кажется - это уже что-то умилительно местечковое; мировоззрение, контрастирующее с имперским началом псалма.

Дальше -- больше: про Книгу Притч и «Премудрости Аменемопе», а также любимое сочинение всех мизантропов - Экклезиаст, и его схожесть с текстами "Песни Арфиста", которые высекали на стенах гробниц.
Collapse )
7

Григорий Филипсон "Кавказская война" (отрывок)

"Григорий Иванович Филипсон - генерал-лейтенант, командующий войская правого крыла Кавказской линии и Наказный Атаман Черноморского казачьего войска..."

...что уже само по себе прекрасно :)

На самом деле, очень интересный отрывок из мемуаров за 1835-38 годы. Много чего говорит о Кавказе, казаках, России, запорожцах, горцах и декабристах. Без особого пафоса, но и не занудно. Показано, как обстояли дела до появления Шамиля. Очень много вкусных маленьких моментов.
Особенно понравилось объяснение причин войны с горцами. Мол, Северный Кавказ принадлежал Турции... Точнее, турки считали, что он им принадлежит, и везде указывали это в документах. Но самих горцев поставить в известность забыли. А потом Турция проиграла очередную войнушку России и передала ей по договору Кавказ. И русские пришли туда с наивной уверенностью в том, что тут теперь всё ихнее. И долго не могли понять, почему горцы им не подчиняются - ведь их же законно передали под другой скипетр.

Отрывок начинается прекрасной фразой "9 апреля я переехал через Вонючий Егорлык..." :)
7

Жерар де Пюимеж "Шовен, солдат-землепашец"

Для написания статьи на ПиМе прочитал сию книгу. Что я могу вам сказать... Это настолько вкусно, что даже не знаю, с чем сравнивать.

Сам де Пюимеж весьма пристрастен, да и основная идея книги, честно говоря, сводится к формализации термина "шовинизм". Но зато детали... Автора постоянно уносит в лирические отступления - и это прекрасно. Благодаря этому я узнал много интересного о:
- водевилях 1820-40х
- попытках построения колхозов (и это ещё до Сен-Симона и Оуэена!) во Франции и в оккупированном Алжире
- древнеримских корнях официальной национальной доктрины Франции
- традиции комиций (см. "Мадам Бовари" - сцена признания в любви) во французских сёлах
- борьбе с онанизмом в армии, а потом и в школах
- отношении к соревновательности в образовании
- возникновении и повальном увлечении гимнастикой
- влиянии первой в истории "финансовой пирамиды" Лоу на "энциклопедистов" и светочей ВФР
- ...

Всего и не упомню уже :)
7

Венсан Робер. «Время банкетов. Политика и символика поколения (1818–1848)»

Отсюуда
http://arzamas.academy/mag/236-opros

Венсан Робер. «Время банкетов. Политика и символика поколения (1818–1848)»
Книга на сайте Publications de la Sorbonne
Вера Мильчина, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Института высших гуманитарных исследований имени Е. М. Мелетинского РГГУ:
«Одно из моих сильных читательско-исследова­тельских впечатлений самого последнего времени — книга французского историка Венсана Робера „Время банкетов. Политика и символика поколения (1818–1848)“ (Robert V. Le temps des banquets. Politique et symbolique d’une génération (1818–1848). Paris: Publications de la Sorbonne, 2010). Мне кажется, что эта книга (правда, она вышла не в 2015 году, но я прочла ее только сейчас и потому надеюсь, что будет не очень неуместно здесь о ней рассказать) демонстрирует очень эффективный и перспективный способ исследования истории. Исследование это нельзя причислить только к истории политической, социальной или культурной, оно находится на стыке всех перечисленных и через призму одного, казалось бы, частного явления — политических банкетов — показывает и политическую культуру, и формы „общежитель­ности“ (как говорили в XIX веке) всей избранной для анализа эпохи.
Политические банкеты — явление или, скорее, установление, которое прежде почти не привлекало внимания ученых; обычно историки упоминали только о кампании банкетов 1847— начала 1848 года, которая послужила „спусковым крючком“ для революции 1848 года. Между тем выясняется, что политические банкеты (по преимуществу либеральные) в Париже и во всей Франции проходили почти регулярно начиная с 1818 года.
Collapse )